НЕ ДОСТАВАЙСЯ ЖЕ ТЫ НИКОМУ!

Каждый сознательный западный буржуа, а в последнее время и представитель среднего класса, знает простую формулу выгодного хранения денег: треть — на депозит, треть — в недвижимости, треть — в ценных бумагах. Большинство развивающихся стран переживает настоящий бум торговли акциями. Скажем, в коммунистическо–капиталистическом Китае люди берут кредиты под большие проценты и вкладывают их в ценные бумаги — заработок с лихвой перекрывает все расходы, но правительство уже начинает думать, как с этой напастью бороться.

В Украине к ажиотажу на рынке ценных бумаг еще далеко. Более того, отечественный рынок капитала уже семнадцать лет находится в стадии формирования и сейчас совсем не выполняет своей главной функции — концентрации спроса и предложения инвестиционных денег и формирования справедливых, прозрачных цен. Проще говоря, главного атрибута рыночной экономики у нас практически не существует. Специалисты именно этим объясняют львиную долю наших экономических проблем.

Конго, Занзибар, Украина... Украина сейчас отстает не только от стран Запада, но и от своих близких соседей. Скажем, существует такой показатель — капитализация рынка акций к ВВП. В странах Западной Европы он составляет 108 процентов, в соседних России, Польше, Венгрии — почти семьдесят. Украина в этом перечне — внизу, около сорока процентов. Главная же характеристика фондового рынка — соотношение объемов торговли акциями к капитализации — в тройке наших восточно–западных соседей составляло почти шестьдесят процентов, а в Украине — ... всего лишь три.То есть только по сухой статистике мы уступаем экономикам–конкурентам в двадцать раз.

Эксперты безапелляционно утверждают: за долгие годы независимости ни одно правительство не смогло заложить главной основы рыночной экономики — не построили место встречи тех, кто выпускает ценные бумаги, и инвесторов, которые их покупают. Нашими ценными бумагами торгуют на Западе, но в совсем небольших объемах. Скажем, на главной площадке Лондонской биржи более–менее удачно (разные специалисты расценивают успех этого размещения по–другому) в прошлом году дебютировал Константин Жеваго со своим Полтавским гірнизозбагачувальним комбинатом.Правда, продавали в туманном Альбионе не акции самого украинского комбината, а акции швейцарской фирмы, которая этим комбинатом владеет. То есть не загадочного «украинца» продавали, а свою–таки, западноевропейскую, фирму, прозрачную, публичную. Предпродажной подготовкой занимались немецкие банкиры. В этом году этим путем, как прогнозируют, может пойти Виктор Пинчук со своим «Интерпайпом».

В Украине на этом фронте — без изменений. Организован, то есть биржевой рынок акций составляет не более шести процентов от всех сделок. Абсолютное большинство ценных бумаг продают в тиши кабинетов, определяя цену на глаз. При этом и продавец, и покупатель свято убеждены, что они выиграли. И все призывы власти к прозрачности, увеличение капитализации затихают в этих кабинетах.

Такая свобода, аж дух захватывает! Второй большой проблемой желающих купить/купить украинские акции на родине есть полный бардак с регистраторами ценных бумаг. Центрального депозитария, как это принято в большинстве стран, у нас нет. Самое интересное, что Украина осталась единственной из республик бывшего СССР, в которой этого сердцевинного атрибута рынка капитала до сих пор не существует.

Западные инвесторы часто жалуются: у нас, мол, очень дикий фондовый рынок, единых правил игры не создано, если хочешь заработать, ты должен безумно рисковать, вложив сюда свои кровные, приходится регулярно пить валидол. А потому если вы, уважаемые украинцы, и вправду надеетесь на приток инвестиций, то пора уже принимать меры. Правительство, как водится, успокаивает: люди работают, работа делается. И при этом слегка лукавит.

Скажем, в конце прошлого года правительство Виктора Януковича, прощаясь с большой политикой, утвердил концепцию государственной программы модернизации рынков капитала. По замыслу ее авторов — Государственного агентства инвестиций и инноваций, а также Национального депозитария Украины — документ должен придать «диком» украинском фондовом рынке благородные черты цивилізованості. То есть консолидировать работу фондовых бирж, создать единый центральный депозитарий и расчетно–клиринговый заведение.Юлия Владимировна, которая, вступив в должность Премьера, приостановила много теневых схем участников «антикризисной» коалиции, заодно перечеркнула и эту концепцию. И фондовый рынок снова погрузился во тьму — никакой альтернативы этому документу мы пока что не увидели. Вместе с документом ликвидировали орган, который должен контролировать его исполнение — координационно–мониторинговый комитет при Кабмине.

Вместо биржи — торговый центр Прошлогодняя попытка навести порядок на финансовом рынке — далеко не первая. Первая концепция появилась в 1995 году, под нее приняли целый ряд законов. Но, как это часто у нас бывает, законы и жизнь существуют параллельно друг к другу, словно в разных мирах. Главным образом, через заинтересованных лиц, которые имеют собственный взгляд на проблему и четкое понимание, какую выгоду они смогут из этого взгляда.

Президент Украины еще несколько лет назад высказал идею: создать Центральный депозитарий. Для фондового рынка значение этого института невозможно переоценить. Он — словно Национальный банк. Только банк отвечает за оборот денег, а депозитарий — за оборот ценных бумаг. Виктор Ющенко предлагал создать новое учреждение на базе государственного Национального депозитария Украины, который действует с 1999 года. Именно такое решение принял Совет национальной безопасности и обороны. Чиновники же Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку и Нацбанка имеют другую точку зрения: Центральный депозитарий мы пишем, но...на основе частной структуры «Всеукраинский депозитарий ценных бумаг». Только четвертая часть его акций по замыслу должна принадлежать Национальному банку, хотя закон запрещает государственному регулятору владеть акциями предприятий, которые не имеют отношения к его главной деятельности.

Собственно говоря, идея Президента в значительной степени стала заложником ведомственных интересов. Так, новая сильная структура хоть и позволит решить много наболевших проблем, но непременно перетянет на себя часть полномочий других институтов. А кто же согласится добровольно отдавать свои полномочия, которые приносят не только моральное удовлетворение, но и материальные блага? Скажем, Национальный банк организовал учет и оборот (то есть, покупку и продажу) государственных ценных бумаг. И отдать эти полномочия структуре, которой ты не управляешь, значит, лишить себя части «интересной» работы.

Государственная комиссия ценных бумаг и фондового рынка в настоящее время фактически устанавливает правила депозитарного обращения, ведет первичный обращение выпущенных ценных бумаг. Сегодня там работают лучшие специалисты. А что будет, если завтра появится мощный конкурент, которому нужно отдать часть функций?

Но нежелание отдавать свои полномочия — это еще не самый убедительный аргумент в споре за влияние на фондовый рынок. Сильнейший катализатор процесса — это бизнес–интересы. По нашей информации, на комплекс «Гостиный двор» на Подоле, который решением прошлого Кабмина передали для создания национального финансового центра, положили глаз структуры, близкие к... одного из вице–премьеров «антикризисного» правительства — Дмитрия Табачника.И сегодня они полны сил и желания «подмять» под себя эту памятку архитектуры, ведь удалось же им завладеть и Украинской межбанковской валютной биржей, и Контрактовым домом, в котором она размещена. И, вполне вероятно, у них это получится. На такую мысль наталкивает информация о покупке этими бизнесменами контрольного пакета акций Межбанковской валютной бирже — каким-то непостижимым образом он оказался в руках оффшорной компании. Наши собеседники утверждают, что выкупали эти акции по всем законам детективного жанра: кого запугивали, кого перекупали, кому устраивали проверку.В конце прошлого года правоохранители обратились в Генпрокуратуру и заявили, что скупка акций биржи — вне закона. Впрочем потом эти инициативы постепенно сошли на ноль.

Была такая идея Появление нового депозитария может существенно разрушить даже ту незначительную стабильность, которая сейчас наблюдается на рынке. Скажем, депозитарий МФС имеет свою учетную систему и сохраняет активы на 220 миллиардов гривен. Национальный депозитарий Украины за два года полноценной работы накопил более трех миллиардов гривен активов. Работают они по разным стандартам и на различных программных средствах. Это означает, что механически объединить их без потерь — практически невозможно. Предложение, которое содержалось в концепции модернизации рынков капитала: определить специализацию каждой структуры.Так, МФС должна была специализироваться на расчетах и клиринга для бирж, а Национальный депозитарий превращали в центральный учетный институт. Во многих странах такая система доказала свою эффективность.

Отмена госпрограммы и создание альтернативного депозитария откладывает решение этой проблемы в долгий ящик.

Как списать кредит по банкротству

Copyright © . All Rights Reserved