ХАВЬЕР БАРДЕМ: ЛЮБВИ БЕЗ ВЗАИМНОСТИ НЕ МОЖЕТ ДЛИТЬСЯ ГОДАМИ

Это теперь, получив после многочисленных кіновідзнак еще и «Оскара» Хавьер Бардем — знаменитый актер. А когда он разрывался между искусством и спортом, едва не став... регбистом. «Между прочим, играть в регби в Испании — это все равно, что быть тореадором в Японии, — смеется Бардем. — Я очень люблю этот спорт, но, к сожалению, пришлось выбрать что-то одно — быть регбистом и актером одновременно невозможно. Хоть в регби, я играл неплохо. И после фильма «Хамон, хамон» ко мне пришел настоящий успех, и на поле стало трудно. Все кричали: «О, это же тот парень из «Хамона...», ну давай за ним!».Дошло до того, что я просил у одноклубников не давать мне мяч, потому что его будут отбирать с двойным усердием. Словом, как вы понимаете, в конце концов пришлось сделать выбор в пользу актерства».

Поэт проиграл «Гладіатору» Хавьер Бардем (это фамилия матери, а отца — Энсинас), которому 1 марта исполнилось 39 лет, принадлежит к актерской династии. Дядя будущего «оскароносцев», Хуан Антонио, прославился как знаменитый режиссер, мать Пилар унаследовала актерскую профессию от дедов-прадедов и передала в наследство трем своим детям — Монике, Карлосу и Хав'єрові. Актерский дебют малого Хавьера состоялся еще в шестилетнем возрасте мальчик сыграл небольшую роль в телесериале «Плут».

Но четкого желания стать актером не было. «Я же видел собственными глазами, что это очень сложная работа. Сегодня все говорят, что ты гениальный, а завтра поливают тебя помоями, как бездарь... Единственный выход — не обращать внимания на то, «что люди говорят». Надо уважать себя и меньше слушать других», — считает уже опытный лицедей.

Прежде чем в 1990 году режиссер Бигас Луна в фильме «Возрасты Лулу» открыл Хавьера Бардема как талантливого киноактера, парень сыграл во многих театральных постановках. После «Лулу» на него посыпались приглашения в кино — преимущественно на роли сексапильных мачо. «Хамон...» того же Эха сделал из молодого актера в Испании звезду первой величины. Потом были «Считанные дни», «Лицом к лицу» и «Живая плоть» Педро Альмодовара, за которые Бардем удостоился трех статуэток престижной испанской премии «Гойя».А международная слава пришла к нему в 2000–м, после фильма Джулиана Шнабеля «Прежде чем взойдет ночь». За главную роль кубинского писателя–диссидента, гомосексуалиста Рейнальдо Аренаса — Хавьер был впервые в истории испанского кинематографа номинирован на «Оскара». Однако тогда американская награда пролетела мимо — достался Расселові Кроу за фильм «Гладиатор».

Восемь лет назад Бардем признался, что номинация на премию Американской киноакадемии стала «сумасшедшим периодом» в его жизни: «Конечно, это прекрасно, это большая честь, и мне очень льстило то, что меня номинировали на такую высокую награду. Однако стоит оказаться в списках номинантов, как ты сразу вынужденно погружаешься в эту кампанию... Я чувствовал себя, как проститутка. Как политик перед выборами, который выпрашивает голоса у электората, заигрывая с народом: «Простите меня, люди! Проголосуйте за меня, я лучший!». Это напрочь выбивало меня из колеи, потому что речь идет якобы об искусстве, где не может быть состязательности.Ведь оно очень субъективное, мы же не стометровку бежим. Еще если бы все номинанты играли одну и ту же роль — тогда можно было бы спорить о том, кому это удалось лучше. Но когда между собой конкурируют гладиатор и кубинский поэт — как можно их сравнить?».

Муки и радости на пути к «Оскару» Теперь, когда его безжалостный убийца с ужасной прической из фильма «Старикам здесь не место» таки принес актеру «золотого человечка» (за роль второго плана), Бардем не слишком изменил свое мнение о «эту проблему». Как и в 2001-м, на церемонию вручения «Оскаров» он пришел с матерью. «От этой церемонии можно сойти с ума, — жалуется испанский мачо. — Только представьте себе: в 11 утра нап'ялюєш на себя смокинг, потом три часа ползешь по «красной дорожке», на каждом шагу останавливаясь, чтобы дать интервью телевизионщикам или попозировать фотографам...»

Но в самом кинотеатре «Кодак», где раздают«Оскаров», Бардему понравилось. «Чувствуешь себя так, будто попал в видеосалон и одновременно разглядываешь известных тебе актеров, которые ходят, говорят, общаются между собой. И как льстит, когда они обращаются к тебе по имени!».

Казалось бы, после жестокого убийцы Хав'єрові будет скучновато играть романтического влюбленного Флорентино Арису. Но сам актер этой ролью очень увлекся. «Холера» стала для меня прохладной купелью после жесткого «гравия» работы в «Старикам здесь не место», — признается испанец. Хотя прохладной работу в «Любви...» назвать сложно, ведь съемки проходили в Колумбии, да еще и летом — при бешеной жаре при 95–процентной влажности. «Гримеры постоянно вели бой с климатом, пытаясь удержать мой «старческий» грим, — смеется Бардем. — А это было весьма нелегко.Наваксують мне лицо, сделают морщины и седину, а за минуту съемок на «свежем» воздухе уже все «плывет». Даже для рожденного на теплых Канарских островах испанца колумбийский климат оказался сложным испытанием.

«Неверность, но не измена» — девиз не для Пенелопы Впервые роман «Любовь во время холеры» Хавьер прочитал тогда, когда ему было 14. История любви, которая, несмотря нерозділеність, продолжается более полувека, поразила парня, и с тех пор он перечитывал это произведение еще не раз. «В течение многих лет чувствовать себя таким влюбленным, как и в первый день, — это фантастически. Мне всегда хотелось это пережить», — мечтательно говорит испанский мачо.

Насколько ему это удалось в фильме, сказать сложно. Хотя наставления актеру давал сам 81–летний Габриэль Маркес. «Маркес пригласил меня к себе и сказал, каким он видит Флорентино Арису. «Как человека, который в течение жизни испытывала стольких ударов, что идет по нему как испуганный бездомный пес», — цитирует классика Бардем. — Именно такой персонаж я и пытался воплотить».

Видимо, таки сложно было сыграть человека, который верно ждет свою возлюбленную, одновременно имея любовные связи с сотнями других женщин. «Эту линию, вероятно, кое-кто может неправильно понять, — признает Хавьер, пытаясь объяснить чувства своего героя. — В романе есть такое выражение по принципу, который исповедовал Флорентино: «Неверность, но не измена». Конечно, вряд ли вы сможете что-то объяснить таким «девизом» своей жене — она вас все равно убьет, но языком Маркеса это объяснение звучит как вполне достойное оправдание».

Своей любимой Пенелопе Круз (их роман вспыхнул в конце прошлого лета и стал одной из главных сенсаций в Испании) Бардем пока что ничего не объясняет — говорит, не было соответствующих приводов. Чувства двух крупнейших на данный момент испанских кинозвезд, к счастью, взаимные, поэтому не приходится ни находить оправдание своей неверности, ни годами лелеять свою любовь в ожидании ответного шага. Да и не смог бы так Хавьер, в чем честно признается. «Я считаю, что любви без взаимности не может длиться годами, и объясню вам, почему.Жизни не статично, и все в нем меняется: меняешься ты, меняется человек, которого ты любишь. И невозможно в зрелом возрасте переживать те же чувства, которые переживал в 19. Что меня действительно поражает, то это браки, которые длятся по 50 лет. Как, как этим людям удается сохранить свою любовь в течение такого длительного времени?!» — удивляется «оскароносец».

О ФИЛЬМЕ Потерянная магия Маркеса Нобелевский лауреат Габриэль Гарсиа Маркес долго не давал разрешения на экранизацию своих произведений. И недаром. Передать тот действительно магический реализм, которым насыщены произведения колумбийского Мастера, языком кинематографа невозможно. Поэтому когда наконец выдающийся писатель сдался и по случаю своего 80–летия согласился предоставить Голливуду права на экранизацию одного из самых известных своих романов — «Любовь во время холеры» — поклонники творчества Маркеса замерли в тревожном ожидании.Те из них, кто уже просмотрел этот фильм, который в украинском прокате стартует сегодня (в России премьера состоялась на неделю раньше), а в Европе и США прошел еще в конце прошлой осени, единодушно дали название жанра этой ленты: НЕмагічний реализм. «То, что на бумаге выглядело загадочным, с фантастическими отступлениями, историей любви, на экране превратилось в попурри на колониальные темы, сыгранное хорошими актерами в плохом гриме»; «что-То на грани плохой мелодрамы и неплохой комедии, без единой капли магии» — это лишь несколько из отзывов.

Впрочем, есть и совершенно противоположные мнения. Относятся они прежде всего тем, кто романа Маркеса не читал, поэтому смог увидеть в фильме режиссера Майка Ньювелла «прекрасную романтическую историю о большой любви». Любовь действительно большая, ведь Флорентино Ариса, которого играет Хавьер Бардем, ждал Фермину Дасу (Джованна Меццоджорно) 50 с лишним лет. Девушка вышла за другого — старшего, более богатого и более элегантный доктора Хувенала Урбино (Бенджамин Братт), счастливо прожив с ним более полувека. А несчастный Флорентино с разбитым сердцем верил, что они с Ферміною все равно будут вместе.Поэтому пережил ее мужа и таки добился

jerservice.kz

Copyright © . All Rights Reserved