«ГДЕ ЛОШАДИ? — ЗАПУСКАЙ! ГДЕ ОГОНЬ? — ПОДЖИГАЙ!»

В конце прошлой недели вся недисциплинированное часть чоловіцтва — дисциплинированная сделала это чуть раньше — традиционно штурмовала торговые палатки и цветочные ларьки. Эти ежегодные закупки флоры, духов и сувенирной продукции давно уже стали едва ли не единственной возможностью для мужчины признать, что вот эта домработница, которая круглосуточно готовит–стирает–убирает, на самом деле — его жена, о которой он, ступая на свадебный рушник, обещал заботиться всю свою жизнь.Восьмое марта давно превратилось в день успокоения собственной мужской совести, на прогнозируемый взрыв подарков и комплиментов, который случается как раз один раз в год... на самом же Деле мужчинам было бы гораздо полезнее пойти в этот день к Театру Франка и посмотреть спектакль Александра Билозуба «...Я вспоминаю...Амаркорд». В Белозубая там также звучат комплименты женщине. Только не слащаво–приторные, не сиюминутные и формальные. Режиссер благодарит украинским женщинам за то, что на своих хрупких плечах они держат огромную Землю, не давая ей слететь с орбиты.И упрекает мужчинам, которые не только допустили такую ситуацию, но и не скрывают того, что она их вполне устраивает. И признает, что улучшение такого положения вещей в ближайшее время вряд ли возможно...

Личный Рубикон Главные героини спектакля — семь украинок, которые приезжают на заработки в Италию. У каждой из них есть семья, дети, родители, есть дипломы о высшем образовании, а у некоторых и не одну. Они приехали заработать денег — «роскоши» работать за нормальную зарплату дома эти женщины, как и миллионы украинок, уже давно лишены. Они приезжают в Римини, города, где родился Федоріко Феллини. Вместе с экскурсоводом, эффектной Градискою (н. а.Людмила Смородіна) они быстренько обегают достопримечательности, упіввуха слушая о том, что «Рубикон протекает рядом с Римини, а в Киеве, возле Театра имени Франко, есть ресторан «Феллини»». А дальше эта сполохана стайка женщин с чемоданами разлетается по домам своих работодателей. Ухаживать немощных бабушек, выгуливать собак, вытирать носы чужим детям... Тяжелая ежедневная работа для них является залогом того, что далее, уже в недалеком будущем, будет лучше. Дети пойдут учиться, родительский дом удастся подремонтировать...Нехитрые желания простых женщин, ради которых они жертвуют и настоящим и, как выяснится потом, будущим, ради которого они сегодня крутятся, как белка в колесе.

Трагедию украинского женщин, которое работает по заграницам, Александр Белозуб (пьеса написана в соавторстве с Еленой Сікорською) рассказал в конкретных историях семи женщин-заробитчанок, следовательно спектакль состоит из нескольких моно–спектаклей. Мать–одиночка Зоя (из. а. Лариса Руснак) оставила дома сына. Учительница украинского языка Ольга (Светлана Ватаманюк) — учеников, которых она пыталась научить разумному, доброму, вечному, а те все не поддавались, потому что дома ими никто не занимался, родители на заработках... Надежда (из. а. Любовь Кубюк) — старую маму, которая умерла, а дочь даже не смогла поехать на похороны.Звездная (Татьяна Олексенко) — трех детей и карьеру пианистки. Валентина (Ольга Кондратюк), Диана (Наталия Ярошенко), Галина (Наталья Перчевська)...Все они имели что терять, но и оставлять все так, как было, не могли. После тяжелой работы они иногда собирались вместе, жаловались на хозяев, читали письма от родных, делились успокаивающим, которое глотали горстями, пели «Сіла птаха»... А дальше, засучив рукава, снова шли в бой.

Переїхані поездом судьбы В одной сцене Александр Билозуб одевает женщин в вечерние платья и в таком виде выпускает их в бушующее жизненное море, которое очень образно была сымитирована с помощью черного целлофана (художник–постановщик — Владимир Карашевский). Итальянка Градиска ступает осторожно, боясь испачкать свои модельные туфельки, а потом становится посреди этого водоворота, словно потерянный ребенок, который очень сомневается, что отсюда вообще можно добраться до суши. Наши же не только выбираются — они убирают эту грязную воду своими швабрами, заставляя разбушевавшуюся реку возвращаться в русло.Правда, не все демонстрируют такую непоколебимую силу — вирові не смогла противостоять Валентина, которая на чужбине вынуждена была зарабатывать проституцией. Именно ему режиссер доверил горький монолог о роли женщины в нашей стране. Сквозь боль и обиду Валентина восклицает хрестоматийные «мы и коня на скаку остановим, в огонь — с радостью, где лошади? — запускай!, где огонь? — поджигай!»

Финал в спектакле Александра Билозуба — жестокий и беспощадный. Зои, аж через пять лет, приезжает наконец сын. Она так готовилась, стол накрыла, свитера с надписью «Италия» для своего мальчика приобрела. А приехал он — и поговорить не о чем. Сидят, молчат, словно чужие люди. А потом подросток встал и пошел. Зоя же осталась, чтобы услышать, что под поездом погиб какой-то мальчик...

До своего сюжета Белозуб добавил несколько строк из Довженковского «Дневника», датированного 1944 годом, которые зачитывает Архивариус (из. а. Алексей Петухов). Те, в которых Александр Петрович восхищается Олесей, которая вместе со скотом тянет плуг, и предлагает поставить ей памятник «всегеройства, великомучеництва», который бы одновременно стал памятником «позора чоловіцтва». Так было, так есть. Так, видимо, и будет. Тем более, что в финале наши искренние украинки до нелегких итальянских будней адаптируются настолько, что вместо своих скромных сереньких плащиков одевают яркие платья и красные беретки. Такие, как в Градиски.Вот только она к тому времени уже успела переодеться в платье невесты...

Вот здесь посмотрите www.profcook.ru

Copyright © . All Rights Reserved