«ВЕЛИКИЕ УКРАИНЦЫ»: ИЗМЕЛЬЧЕНИЕ НА ГРАНИ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ?

«Великие украинцы» — проект, который длился в телепространстве меньше, чем его реклама. В эфире появились только две программы, причем первая, от 16 ноября — так сказать, лабораторная, ведь она была посвящена критериям выбора «национальных гигантов». Дискуссий они вызывали массу, и в этой волне, как нам показалось, преобладали мнения о одиозность и сомнительную концепцию телешоу. Украинцы растерялись в своих больших, в чужинцях, которых предлагалось признать великими украинцами, и, в конце концов, скептически посмеялись, когда среди претендентов едва не появился Володя Ульянов–Ленин.

Первый эфир проекта, по данным «Телекритики», получил рейтинг 8, 92%, второй, вышел на «Интере» 21 декабря, — 6%. С тех пор «обычные» украинцы больше не видели «Больших». Проект потерпел фиаско?

Show must go on? «Какой крах проекта? Слухи ходят, а нас никто не спрашивает, — говорит в телефонном разговоре с «УМ» шеф–редактор проекта Вахтанг Кипиани. — На самом деле эти слухи неуместны». Кипиани уверяет, что проект находится в процессе производства документальных фильмов о ту сотню великих украинцев, которых выбрали зрители во время голосования в течение августа—декабря прошлого года. «Би–Би–Си на съемку фильмов потратило девять месяцев, а мы успеваем уложиться в три, — отмечает шеф–редактор. — Даты эфира еще нет, но думаю, что фильмы покажем в апреле».

«За проект заплачены немалые деньги, поэтому он с экранов не исчезнет ни в коем случае, его просто растягивают, — комментирует «УМ» эксперт «Телекритики» Отар Довженко. — Им надо затягивать, чтобы раз за разом поднимать рейтинг».

В целом же известные украинские медиа–критики отмечают, что, несмотря на неудачи на старте, рейтинговый потенциал проекта — еще впереди и причина его провала не коммерческая, а социальная. «Я думаю, что проект принес достаточно денег и рейтингов. И достигнут конкретной цели: каким-то образом перевести это с телевизионной плоскости в общественную и превратить на всенародные выборы великих украинцев? Я считаю, что нет, — говорит Отар Довженко. «Если бы этот проект был реализован с участием компетентных лиц, то получил бы, конечно, больший резонанс», — добавляет главный редактор журнала «Телекритика» Наталья Лигачева.

«Какая страна — такое и шоу» Так в чем ошибка организаторов проекта? Эксперты единогласно утверждают: основным недостатком еще на старте стало привлечение к дискуссии политиков и представителей шоу–бизнеса: Владимира Зеленского, братьев Кличко, Петра Симоненко... «Договаривались, что в проекте не будут участвовать депутаты, а лишь ученые, профессора и исследователи, а пригласили Симоненко! После его выступления в студии проект, по моему мнению, мало-помалу начал терять свои позиции.У нас очень политизированное общество, а сам список великих украинцев делит людей», —рассуждает заместитель директора Института истории Украины НАН Украины Станислав Кульчицкий.

«Такой договоренности не было: ни по приглашению политиков, ни относительно голосования за них в проекте. Во время первого шоу мы обсуждали, стоит ли исключать современных политиков из «кандидатов в крупные», так сказать, занести их в «черный список». Но люди проголосовали против любых «черных списков», поэтому политики у нас присутствуют», — объясняет «УМ» Вахтанг Кипиани. Как утверждают медіакритики, сами же создатели проекта очень разочаровались в приобщены к дискуссиям политиков. «Кипиани неоднократно говорил, что это была ошибка.Я так понимаю, что Савик Шустер тоже не в восторге от этого», — говорит Отар Довженко.

Некоторые историки вообще считают, что дискуссии в студии — это провокация. «Этот проект направлен на то, чтобы разрушить те действительно высокие моральные устои украинства. Я считаю, что это — широкомасштабная провокация, чтобы принизить роль настоящей украинской элиты», — возмущается доктор исторических наук, профессор Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Владимир Сергийчук, который вот уже 15 лет пишет книгу о великих украинцев. «У нас на телевидении главные звезды — это политики. Но когда они пригласили Симоненко, то в определенной степени потеряли свое лицо, — комментирует Отар Довженко.— Можно было пошутить раз, два, но всерьез обсуждать это на всеукраинском уровне и давать кому-то стимул голосовать за таких кандидатов, как Ленин, — это маразм».

Политическая составляющая присутствовала в программе исключительно для рейтингов, считает Довженко, ведь «для телевизионщиков, если аудиторию не поділиш — то и не поедешь». «Это сложный проект в стране, где нет единой истории. Она творится на глазах. И война за УПА и за Красную армию еще не закончена, мнения людей разделяются. Поэтому какая страна, такое и шоу», — справедливо заключает Кипиани.

История розсварює Поэтому возникает вопрос: можно ли объективно выбрать великого украинца? Историки считают, что нет. Говорят, не хватает четко определенных критериев отбора и, кроме того, в списке действительно было много людей, которые не имеют отношения к Украине. «Нас обвиняют в том, что мы розсварюємо страну, а мы впервые в истории дали людям возможность высказаться, кто, по их мнению, герой! С первого дня нам говорят, что мы не так это делаем. Но надо знать факты о проекте, — говорит Вахтанг Кипиани. — Удачный проект или неудачный? Есть единственный критерий — это рейтинг». Действительно.И именно с этим критерием в «Великих украинцев» не сложилось, по крайней мере до сих пор.

«Однако есть одно «но», — говорит Отар Довженко. — Проект не выполнил своей социальной роли. И дело тут не только в политиках, а в том, как все было организовано, и в самом Шустере, который не умеет модерировать дискуссию между культурными авторитетами, а вот организовать дискуссии между Симоненко и Богословской он умеет прекрасно».

Он жив. Он еще не умер... Мнение подавляющего большинства «гуру телекритики» такая: проекту не дадут умереть, он будет развиваться, разве что, возможно, другим образом. Наталья Лигачева довольно оптимистично обрисовала коммерческое будущее «Великих украинцев» в разговоре с корреспондентом «УМ»: «Думаю, будет еще вторая волна популярности. С другой стороны, я считаю, что канал в погоне за рейтингом превратил проект в шоу с политиками, что, по сути, ничем не отличалось от «Свободы слова».

ЧУЖОЙ ОПЫТ «100 великих» — всемирно известный проект–детище Би–Би–Си был реализован в конце 2001 года. Целью организаторы имели так называемые «всенародные» выборы выдающихся личностей Великобритании. Проект оказался настолько успешным, что право на него было продано Би–би–Си в 16 странах мира. Своих «великих» в свое время определили в Великобритании, Германии, США, Канаде, Бельгии, Испании, ЮАР, Нидерландах, Чехии, Финляндии, Румынии, Португалии, Франции, Болгарии и Аргентине. Интересно, что в отдельных странах вносили свои нюансы в проект, и не везде он выдался удачным.

В Канаде списке «больших» кандидатов вообще не существовало. Жители могли выбирать кумиров по собственному усмотрению, но при одном условии: претендент должен быть рожден на территории современной Канады. В итоге собралось аж 10 тысяч «великих канадцев»! Проголосовало же на протяжении проекта 1,4 миллиона человек. Далее проект путем определения топ–сотни дошел до своего логического завершения.

А вот в Южно–Африканской Республике не учли деликатных моментов истории — и шоу потерпело крах и завершилось скандалом.

Весьма неприятным для историков и сторонников демократии оказался финал проекта в Португалии: почти 160 тысяч голосов — 41% — было отдано за экс–диктатора Антонио де Оливейра Салазара.

средства для похудания

Copyright © . All Rights Reserved